Несмотря на грозные требования из Киева, на Востоке ночь прошла относительно спокойно – ни штурмов, ни зачисток, ни спецопераций.

«КПД усилий восставших близок к нулю»
Единственное сообщение – возле Славянска найдено тело утопленного и замученного депутата Рыбака, активиста Майдана. МВД уже сообщило, что он был убит «сепаратистами» – хотя фамилии убийц не названы.

Судя по качеству проводимых расследований, теперь они проводятся исключительно в «Фейсбуке» и по электронной почте.

Ситуация почти зеркально повторяется – Крым тоже до самого референдума ждал провокаций и нападения, однако Киев так и не рискнул предпринять серьезные действия. При этом так же стягивались войска, собирались в кучки бандиты, спецназы и делались зловещие заявления. В итоге все, на что оказались способными террористы, – это совершить мутную провокацию возле военной части украинских топографов и безо всякого смысла убить несколько человек.

В Донецкой области у хунты руки развязаны сильнее, чем в Крыму, но пока ситуация отличается не очень сильно – провокации и спорадические убийства без малейшего смысла. Идиотам в дурке дали в руки оружие – вот они периодически и устраивают то, что никаким здоровым рассудком объяснить невозможно.

К примеру, налет на блокпост в Славянске на Пасху произошел лишь потому, что боевики ехали взрывать телевышку. Зачем – решительно непонятно, но даже такая будничная диверсионная операция была крайне глупой затеей.

Если же стрельба на блокпосту потребовалась, чтобы найти замученного «сепаратистами» активиста Майдана – то вот его нашли, повод для войны (пусть и хлипкий) получен, но воевать все равно не рискуют. То есть убили людей совершенно напрасно.

Лютый непрофессионализм и оторванность от реальности – вот, собственно, пока вся характеристика, которую можно дать стороне конфликта, олицетворяющей «правительство победителей». Отрицательный отбор во всей своей красе.

Восставшие тоже выглядят чистой воды любителями, КПД их усилий очень близок к нулю, они тратят невообразимое количество энергии и усилий на производство совершенно ненужных действий. Но с ними хоть понятно – обычные гражданские люди, поставленные ситуацией в совершенно непривычную обстановку, они вынуждены заниматься тем, чему никогда не учились и чего не умеют делать. Ждать от них четких выверенных управленческих решений нельзя, да никто и не ждет.

Такая патовая ситуация может сохраняться довольно долго. Референдум, который приближается, скорее всего, пройдет крайне сложно. Не только потому, что его будут срывать. Даже в стерильных условиях отсутствия вооруженных людей провести какое-либо массовое мероприятие на большой территории сразу двух областей непросто.

В реальных же обстоятельствах будут и накладки, и провалы, и проблемы, которых попросту не смогут учесть. Поэтому рассчитывать на то, что после его проведения что-то вдруг волшебным образом изменится, трудно. Да и неясно, как проголосуют. Хотя бы потому, что до сих пор неясно, за что голосовать.

Кроме того, нужно понимать, что никакого массового стремления людей в Россию нет. По вопросу «так жить нельзя» согласие полное, но вот «как жить дальше» – здесь единодушия не наблюдается. Что есть федерализация – каждый понимает по-своему, не больше ясности с автономией областей и с независимостью.

По поводу федерализации ситуация выглядит вообще грустно. Мало того, что нет общего консенсуса по поводу того, что это, но главное в том, что не может одна или две области в стране объявить о федерализации страны. Они могут либо выйти из ее состава, либо остаться.

Федерализация – это изменение устройства всей страны целиком, а не по частям. Не может Донецк жить в федеративной Украине, а Днепропетровск – в унитарной. Поэтому время уходит для всех. Раз Киев откладывает решение этой перезревшей проблемы – она решится сама, а как – никому не известно.

В 1989 году после первого съезда на первой же сессии нового Верховного Совета СССР Гавриил Попов с трибуны сказал, что главная и неотложная задача – это подписание нового Союзного договора. Я без особого уважения отношусь к деятельности тогдашних демократов, но Попов был совершенно прав тогда. И то, что Горбачев год тянул не просто с решением, но даже с постановкой вопроса, в итоге привело к тому, что надобность в Союзном договоре отпала по факту.

Время – это вообще важнейший ресурс. Вовремя принятое решение имеет очень высокую ценность.

Сегодня в Киеве бездарно время проматывают. Отказываясь обсуждать реальные проблемы и искать пути их решения, Киев придет к тому же, к чему и пришел СССР – события будут развиваться по своей логике, без контроля со стороны тех, кто должен ими управлять.